Для просмотра меню нажмите ПЛЕЙЛИСТ

Партнер Партнер ПартнерПартнер









 

 

Глава XIV. Гордеев М.П. помнит

29.06.2020

Великий подвиг советского народа, избавившего мир от фашисткой чумы, навсегда останется в памяти человечества. Определяющим источником исторической победы советского народа в справедливой Отечественной войне явилось превосходство советского общественного и государственного строя, неутомимая организаторская деятельность Коммунистической партии, сумевшей направить усилия всего советского народа на вооружённую защиту социалистического Отечества. Достойный вклад в достижении Великой Победы внесли, в том числе, и чебаркульцы.

Перед началом войны в Чебаркульском районе имелось две МТС — Бишкильская с центром в с. Травники и Варламовская. В обеих МТС насчитывалось 109 тракторов и 74 комбайна и по 107 человек рабочих. Они обслуживали 33 колхоза, объединяющих 2 879 крестьянских хозяйств с 5 086 колхозниками старше 16 лет. Самыми крупными хозяйствами были свиносовхоз в д. Пустозёрово и Опытная селекционная станция в д. Медведево.

Райцентр представлял большую деревню в границах старой части современного города. В нем имелись все учреждения и организации районного значения. Самым крупным предприятием был райпромкомбинат, созданный в конце 1939 года на базе столярной мастерской, семь столяров которой в 1936 году сделали 245 парт, 40 столов и шкафов. Первым директором РПК был назначен Старцев Василий Иванович, член партии с 1928 года, а техноруком Рябоконь Гаврила Порфильевич. План по производству мебели, пиломатериалов и др. в первом квартале 1940 года РПК выполнил на 126 %. Но бюро РК ВКП(б) потребовало расширить ассортимент за счет выпуска новой продукции: бондарной, обозностроительной, слесарно-жестяной, смолокурения, пимокатной и гончарной. Настоящая промышленность в Чебаркуле только намечалась.

26 января 1940 года на совместном заседании бюро РК ВКП(б) и райисполкома была заслушана информация директора Ново-Златоустовского завода «Главспецсталь» т. Карпенко П. Е. о предстоящем развороте строительства этого завода, бюро одобрило решение правительства о строительстве промышленной единицы в Чебаркуле и приняло решение о всемерном содействии строителям транспортом, жилплощадью, помещениями для конторы. Были переданы заводу здания лесоучастка на разъезде Кисегач, контора «Заготскот», кирпичный завод и лесозавод. Отведены места для раскорчевки леса, заготовки камня, глины, песка, щебня и т. д.

Но мирным планам чебаркульцев не суждено было сбыться. Наступил июнь 1941 года и четыре года тяжких испытаний. 1 418 дней. И каждый из них — это кровь и смерть патриотов, это боль и горечь утрат родных и близких, это радость больших и малых побед. Каждый день — чудеса бесстрашия, мужества, идейной стойкости, доблести. Каждый день — страница в книге бессмертного подвига советских людей. Подвига ратного. Подвига трудового.

По особому вспоминается первый день. Ранним утром 22 июня в Киеве, Одессе, Каунассе, Севастополе уже содрогалась земля от взрывов не-мецких бомб, лилась кровь, а чебаркульцы, не зная о нависшей опасности, отдыхали в воскресный день на берегу озера, наслаждаясь теплыми лучами солнца.

Вспоминает Нина Иосифовна Малышенина (по мужу Никитина):
— Я училась в девятом классе. Жила на разъезде Кисегач. В этот день наш класс собрался на Мелких песках. Много купались. В обед пошли по домам. Вижу, около единственного репродуктора собралась толпа народа. Все напряженно слушают. Я остановилась и стала слушать. Говорил Молотов В.М.: «Эта война, навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы».

Когда кончилась передача, толпа зашумела. Женщины заплакали. Кто-то уверенно произнес, что немецкие рабочие и крестьяне не поддержат клику Гитлера, и Красная Армия разобьет фашистов в два счета. Когда шли домой, то никак не могли понять, с кем же мы будем воевать, если Гитлера не поддержат рабочие и крестьяне. Многие чебаркульцы не слушали правительственное сообщение из-за отсутствия радиоточек и тем более приемников и узнали о войне только вечером, когда вернулись домой.

— О страшной вести я узнал, когда пришел в клуб на танцы, — вспоминает Алексей Андреевич Родионов, — гармонист Петя Зеленин играл вальс «Дунайские волны». Ребята и девчата танцевали. Вдруг танцы прекратили. На сцену поставили стол и накрыли красным сукном. Заведующий клубом Михаил Дубровин громко объявил, что слово для важного сообщения предоставляется первому секретарю райкома комсомола Александру Ивановичу Панфёрову, который сообщил о вероломном нападении фашистов на нашу страну.

— Сегодня пришел день, говорил будущий писатель, — когда чувства и энергия советских патриотов воплотятся в ломающий все преграды поток, когда справедливая война будет рождать на каждом шагу массовый героизм, готовность советских людей принести любые жертвы, преодолеть любые преграды, чтобы отстоять Родину и дать ей возможность расти и расти. А закончил свою речь стихами Маяковского:
Землю, которую завоевал
И полуживую вынянчил,
Где с пулей встань, с винтовкой ложись,
Где каплей льешься с массами,
С такой землею пойдешь на жизнь,
Не труд, на праздник и на смерть.

После его выступления началась запись добровольцев — только членов ВЛКСМ. Записывал директор кинотеатра «Урал», поэтому себя записал первым, вторым записался Иван Балашов, затем Борис Болдырев, еще кто-то, не помню. Я записался пятым. После меня записывались еще несколько ребят и девчат, в том числе К. Молчанова.

В первый день войны Президиум Верховного Совета СССР объявил в 14 военных округах, в том числе и Уральском, мобилизацию военнообязанных 1905—1918 гг. рождения. Телеграмма об этом пришла только в восемь часов вечера по местному времени. Тут же было созвано экстренное заседание бюро РК ВКП(б), где были обсуждены вопросы:

1. Организация оповещения о мобилизации призываемых. Бюро РК ВКП(б) обязало военного комиссара Кутышева и секретаря райисполкома Ладыгина к 24 часам ночи направить в каждый сельсовет нарочных с пакетами о мобилизации призываемых, а начальника НКВД Гладкова обязали обеспечить охрану госучреждений, средств связи и социалистической собственности колхозов и совхозов.
2. Об организации массово-политической работы среди населения и призываемых.

По окончании бюро сразу же проведены собрание актива и инструктаж политуполномоченных. На собрании присутствовал 51 человек. Для проведения партийных собраний и митингов на местах выехало 17 политуполномоченных по трем маршрутам на автотранспорте. Их задача была — разъяснить о нависшей над страной опасности, призвать к защите Родины и беззаветному труду, к повышению дисциплины и бдительности. В клубах-читальнях организовать столы справок. Проводить беседы с населением.

В ночь с 22-го на 23-е июня во всех парторганизациях были проведены партийные и комсомольские собрания, а утром 23 июня — общие собрания и митинги по предприятиям, колхозам и учреждения. Коммунисты и беспартийные клялись всеми силами добиться победы над врагом, отдавая все фронту. На партсобрании в колхозе им. Ленина (с. Малково) в пять часов утра 23 июня с сообщением о задачах коммунистов в связи с вероломным нападением фашистской Германии на СССР выступил представитель РК ВКП(б) т. Алексеев. Коммунист Букашин дал обещание работать за двоих и призвал последовать его примеру. Все его поддержали. Партсобрание постановило потребовать от коммунистов и комсомольцев работать по-фронтовому и усилить политическое воспитание среди населения, для этого закрепить за бригадой №1 коммунистов Орлова и Попова, за бригадой №2 Букашкина, за МТФ — Балашову и Тулякова. Стол справок в избе-читальне поручить Зотеву и Максимову.

«По всему району, — говорилось в информации первого секретаря РК ВКП(б) Кучина в обком партии, — наблюдается высокий морально-политический подъем. На 25 июня райвоенкоматом было получено 214 заявлений о желании вступить добровольцами в ряды действующей армии, в том числе 73 заявления от женщин».

Забегая вперед, скажу, что за четыре года войны из города и района было призвано 8 813 человек, из них пали смертью храбрых за Родину 1 730 чебаркульцев, среди них было много добровольцев.

Призывной пункт был оборудован в здании школы № 1 (теперь № 10). Работники военкомата и медкомиссия, понимая всю ответственность, трудились с предельным напряжением. За июнь и июль были призваны наиболее трудоспособные мужчины. Среди них 75 % механизаторов, каждый третий — руководящий работник. Например, был призван главный агроном райзо Николай Александрович Бугров, председатель колхоза «Красный Восток» Г. В. Антонов, редактор газеты «На Сталинском пути» Цибин и др.

На фронт мобилизовано было много коммунистов. Поэтому бюро партии, вынуждено было ликвидировать партийные организации в райпромкомбинате, Мисяшском сельсовете в связи с уходом в РККА каждого третьего члена партии. На селе осталось не более трети мужчин, главным образом, больных и преклонного возраста. Основной рабочей силой стали женщины, им помогали старики и подростки.

Сократилась и материально-техническая база в МТС. Почти все исправные гусеничные трактора и автомобили последних выпусков были направлены в армию. Оставшаяся техника имела большой износ, запасных частей не хватало. Сокращены лимиты на горюче-смазочные материалы. Из колхозов были взяты лучшие лошади, повозки и т. д.

Изменившаяся обстановка требовала оперативного руководства политической и хозяйственной деятельностью на местах, и эту миссию взяли на себя районные комитеты партии. Уже 25 июня бюро РК ВКП(б) совместно с райисполкомом (председатель РИКа Ефстафий Федорович Вяткин) обсуждали вопросы о перестройке сельского хозяйства на военные темпы, то есть привлечения максимума рабочей силы по уходу за посевами, вспашке паров, своевременной подготовке к сенокосу и уборке урожая.

На всем протяжении войны вопросы улучшения растениеводства и животноводства не сходили с повестки дня бюро и пленумов райкома партии. Например, за 1942 год на 53 заседаниях бюро РК ВКП(б) было обсуждено 514 вопросов, в том числе сельскохозяйственных — 81 вопрос, по промышленности — 14, партийно-политических 214 и других — 205. Среди других вопросов были те, которые порождены военной обстановкой: борьба с паникерством отдельных чебаркульцев, закупающих большими партиями товары первой необходимости (мясо, папиросы, продукты и т. д.). Райисполком вынужден был провести пересмотр бюджета сельсоветов в сторону их резкого сокращения. Были сокращены штаты райзо, районо и так далее. Введена строжайшая экономия средств.

Бюро РК ВКП(б) не раз обсуждало вопросы организации противовоздушной обороны наиболее ценных объектов, как железнодорожных станций, МТС, Непряхинского золотоприиска и вновь строящегося завода,
организации и учебе добровольных дружин батальона народного ополчения, организации курсов медсестер. Уже в июле санатории «Кисегач» и «Чебаркуль» были реорганизованы под госпитали. Бюро обязало начальника связи Желязных провести телефонную линию до санатория «Кисегач». Нужно было улучшить дорогу к нему. В госпиталях не хватало мебели, то есть шкафов, тумбочек, табуреток, даже ложек. Пришлось бюро РК сделать первый военный спецзаказ Чебаркульскому райпромкомбинату: в кратчайший срок организовать производство ложек, сделать 100 табуреток, 50 тумбочек и 20 шкафов. Вскоре РПК получил другой военный спецзаказ на изго¬товление 2 500 лыж, 270 саней, 470 пар валенок.

20 октября на объединенном заседании бюро РК и райисполкома решался вопрос о размещении рабочих, служащих и их семей, эвакуированных с завода «Электросталь». В решении сказано: выселить из Чебаркуля организацию «Главмолоко» — в Травники, лесзаг — в Камбулат, сельпо — в Малково, а контору райпотребсоюза перевести в здание райисполкома, сберкассу — в Госбанк. Освободившиеся помещения передать в распоряжение Чебаркульского метзавода. Для размещения людей занять помещения клубов в свиносовхозе, Непряхинском прииске, подсобном хозяйстве «Боровое», в Травниках, Мисяше, дом связи, контору кирзавода и здание инкубаторной станции.

Кроме этого, в порядке уплотнения разместить в Чебаркуле — 1 000 человек, в Малково — 500, Мисяше — 400, Травниках — 500, Непряхино — 600, Запевалово — 500, Щапино — 500, Мельникове — 250 человек. Итого — 4 250 человек. Еще 1 500 человек разместить в землянках, которые необходимо немедленно построить. Контроль возлагался на секретаря РК ВКП(б) Коннова и председателя РИКа Вяткина.

В ноябре на станцию Бишкиль из Москвы прибыли оборудование и рабочие инструментального завода №2. Нужно было это оборудование перевезти на Опытную станцию и разместить в помещении центрального склада, а для людей освободить 15 комнат в поселке. Надо было срочно наладить производство, необходимое фронту. Бюро РК ВКП(б) решал вопросы не только по размещению эвакуированных заводов, оно держало на контроле строительство первоочередных объектов, требуя и помогая вводить предприятия в установленные правительством сроки. Например, первый секретарь РК ВКП(б) Иван Леонидович Баландин в докладе на партконференции 13 марта 1943 года говорил: «Бюро РК ВКП(б) почти на каждом своем заседании принимало конкретные решения по отдельным вопросам строительства, оказывало необходимую помощь заводам». В подтверждении своих слов привел один пример: «Стройка Чебаркульского метзавода задыхалась с транспортом. Нужно было подвезти строительный материал: лес, кирпич, песок, цемент. Бюро райкома партии и райисполком мобилизовали из колхозов 200 лошадей с санями, людей, которые целую зиму работали на этой стройке. Кроме этого, было мобилизовано большое количество колхозников, чтобы стройку закончить в срок». В январе 1942 года на пленуме райкома партии был поставлен на широкое обсуждение один из жгучих вопросов «Об улучшении бытовых условий эвакуированных рабочих, служащих и их семей».

В феврале на бюро райкома рассматривался очень важный вопрос: «О помощи детям, эвакуированным из Ленинграда, размещенных в Звягино и Варламово». Под руководством секретарей райкома партии работали комиссии по сбору теплых вещей для Красной Армии и сбору подарков бойцам и командирам Северо-Западного фронта к Новому году, Дню Советской Армии, 8 Марта и 1 Мая.

Райком партии и райком комсомола провели большую разъяснительную работу среди женщин и девушек, чтобы они заменили ушедших на фронт трактористов и комбайнеров. Уже 14 июля 1941 года секретарь парторганизации колхоза имени Карла Маркса Е. Дасаева сообщала в газете «Челябинский рабочий», что женщины Анна Ширяева, Елена Гришина и Анна Воронина с глубоким пониманием обстановки решили заменить мужей и с большим старанием стали учиться на курсах трактористов в Варламовской МТС.

Девушки из Колхоза имени Молотова Шахмухаметова, Юлайханова и Беймурзина успешно закончили курсы трактористов в Бишкильской МТС и вернулись в родной колхоз, чтобы быстрее закончить уборку урожая первой военной страды. Весной 1942 года доля женщин среди механизаторов района составляла более 50 процентов. В ходе войны она продолжала, расти. Партийные организации на местах прилагали огромные усилия, чтобы преодолеть трудности, вызванные военной обстановкой. Большую помощь сельским коммунистам в улучшении партийно-политической работы среди колхозников, рабочих МТС и их семей, в организации трудового подъема оказали политотделы, созванные при МТС и крупных совхозах.

О повышении производительности труда в первые дни сенокоса писал председатель колхоза имени Карла Маркса Сагитов в районной газете «На Сталинском пути». Они добились успеха тем, что полеводческую бригаду разделили на отдельные звенья по восемь—девять человек.

«Каждое звено, — говорилось в заметке, — получает конкретное задание. Такая организация труда позволяет полнее и точнее учитывать ударный труд в дни войны каждого члена звена. Результаты сказались сразу. Звенья И. И. Казанцева и Е. И. Никитина на косьбе вручную выполняют норму на 160 %. Полторы нормы дает Л. Брябрин на сенокосилке. Не отстают от взрослых и подростки, девушки-комсомолки А. Марфина, Н. Иванова и Т. Маркова ежедневно перевыполняют норму».

В этом же колхозе были увеличены надои молока за счет ночной подкормки коров, которую организовали доярки А. Расторгуева, П. Букашина и А. Пьянкина. Во всех колхозах на сенокосе работало много женщин, стариков, и подростков, которые заменили мужчин, ушедших на фронт.

В колхозе «Большевик» из 100 занятых на заготовке кормов — 80 женщин и девушек. Все они работали с подъемом, перевыполняя норму. На 125 % выполняли норму колхозницы колхоза «Авангард» Федосья Мохирева, Евдокия Пенькова, Анна Гладких, Пелагея Популова. Домохозяйки свиносовхоза М. Коптягина, А. Агафонова и Е. Тихонова заявили: «Мы честно будем работать на полях, чтобы дать больше продуктов Красной Армии. Этим мы приблизим разгром фашистов и наши мужья скорее возвратятся домой». К середине августа в большинстве колхозов закончилась заготовка кормов и выполнены планы сенопоставок государству.

Без передышки началась первая страда первого года войны. На битву за хлеб были мобилизованы все резервы. В колхозе имени В. И. Ленина (Малково) первыми приступили к выборочной уборке ржи 13 пожилых колхозниц.

— Не настолько мы стары, — заявила 63-летняя Ольга Егоровна Максимова, — Мы еще поучим, как нужно серпами жать рожь. С изумительным упорством трудилась на вязке снопов Фекла Овщинникова из колхоза «Труд» (Медведево). Она вырабатывала по три нормы.

Женское звено из колхоза «Красный Октябрь» (Бишкиль) в составе Барабанщиковой, Малоземовой, Шалевой также значительно больше нормы вяжут снопов. На уборке хлеба трудились все от мала до велика. Привлечены были члены семей рабочих и служащих райцентра, работников МТС, рабочие и студенты городов Миасса, Златоуста. На уборку урожая брошена вся имеющаяся техника: комбайны, самосброски, лобогрейки. Простые сенокосилки были оборудованы жатвенными аппаратами для уборки хлеба. Кроме тракторов, лошадей и машин, на молотьбе и вывозке хлеба на элеватор использовались волы и недойные коровы.

Однако, несмотря на напряженную организаторскую деятельность коммунистов, самоотверженный труд тружеников села, жителей городов, убрать урожай вовремя не удалось. Если картофель и овощи были собраны почти полностью, то часть зерновых ушла под снег. План хлебосдачи первого военного года был выполнен на 74,3 % (среднеобластной 56 %). Лучше других сработал коллектив свиносовхоза, выполнивший план на 105 %. Колхоз «Красная Армия» (Н. Караси, председатель Тырданов) и колхоз «Авангард» (Звягино, председатель Паньков) выполнили план хлебозаготовок на 100 %.

В 1942 году трудности в сельском хозяйстве значительно усугубились. Продолжалось сокращение рабочей силы в колхозах, снижение уровня механизации. Не хватало нефтепродуктов и запасных частей к тракторам и комбайнам. Бюро райкома партии на каждом заседании, а уполномоченные в каждом колхозе, изыскивали возможности поддержать необходимый уровень производства зерна и продуктов животноводства. Под влиянием объективных причин снизилась урожайность. Она составила всего 4,58 центнера с гектара. План хлебосдачи был выполнен на 23,3 % (среднеобластной 17,7 %).

Самым тяжелым для сельского хозяйства оказался 1943 год. Впервые с начала воины уменьшились посевные площади. Снизился удельный вес пшеницы. Сократилось поголовье лошадей, рабочего скота. Новой техники не поступало. Нехватка запасных частей и горюче-смазочных материалов привели к большим простоям тракторов в период весеннего сева.

Продолжалось отвлечение трудоспособного населения и живой тяги из колхозов в армию, на предприятия и стройки. Но после разгрома немецкой армии на Курской дуге летом 1943 года, то есть после окончательного перелома в ходе войны, создались благоприятные условия по обеспечению МТС запасными деталями. Из городов прибыли квалифицированные рабочие и отремонтировали трактора и комбайны, на полях колхозов района созрел хороший урожай. На уборочные работы и на вывозку хлеба прибыли рабочие и машины из Златоуста, студенты и школьники из Миасса.

25 ноября 1943 года состоялся пленум РК ВКП(б), на котором докладчик И. Л. Баландин говорил: «Хорошо вели уборку урожая в колхозе им. К. Маркса (председатель Левин), им. Чапаева (председатель Морозов), им. Ворошилова (председатель Пеньков), «12 лет Октября» (председатель Розанов), «Пламя» (председатель Пастухов). В этих колхозах уборка была закончена к шестому сентября, то есть на десять дней раньше, чём район в целом. План хлебосдачи на 21 ноября 1943 года по району выполнен на 80 %, а колхоз «Красная Армия» (председатель Володин) выполнил план на 100 %. Близки к выполнению колхозы им. Ленина (председатель Осинцев), «Красный Октябрь» (председатель Кузнецов), «Пионер» (председатель Чуваков).

Во второй половине 1943 года спад сельскохозяйственного производства и по животноводству был преодолен окончательно. Партийные организации провели большую работу по укреплению механизаторских кадров. Была усилена политическая работа среди тружеников деревни. Трудовому подъему способствовали и успехи на фронтах Отечественной войны. В результате посевная кампания и уборка урожая 1944 года проведены были на более высоком уровне. План хлебозаготовок был перевыполнен. Полностью были засыпаны семенные фонды. Колхозники хорошо получили хлеба на трудодни.

Всенародная помощь фронту началась с первых дней войны. Уже 3 августа 1941 года в газете «Челябинский рабочий» сообщалось, что коммунист-стахановец артели «Спартак» Иван Чуничев решил ежемесячно отчислять в фонд обороны однодневный заработок до окончания воины. Этот патриотический пример был горячо поддержан рабочими, колхозниками и служащими нашего района. Работники райсберкассы, конторы связи, рабочие райпромкомбината, рыбозавода стали отчислять ежемесячно однодневный, а коллектив рабкоопа Опытной станции двухдневный заработок в фонд обороны.

Эта трудовая помощь доказывала единство интересов тыла и фронта. Проявлялась она в разнообразных формах, но с единственной целью — быстрее разбить врага.

Огородная бригада Ф. Горачкиной из колхоза «Красный Октябрь» (Бишкиль) за ударный труд получила дополнительной оплаты: пять центнеров лука, шесть центнеров свеклы, три центнера моркови и четыре центнера капусты. По общему согласию, бригада сдала свою эту премию в Фонд обороны. Так же поступили колхозницы А. А. Егорова, Т. Дмитриева и Федорова из колхоза имени Тельмана (2-я Ключевка) с дополнительной оплатой в 150 кг. зерна. Доярки колхоза «Новая деревня» сдала в Фонд обороны премию в 100 л. молока. Невозможно перечислить всех тех, кто досрочной оплатой за налоги, займы, лотереи помогал фронту.

Другим проявлением истинного патриотизма является сбор средств на вооружение Красной Армии. В сентябре 1941 года, когда враг, имея преимущество в боевой технике, неудержимо продвигался к Москве, комсомольцы Челябинского абразивного завода обратились к молодежи области с призывом - начать сбор средств на строительство танковой колонны имени «Челябинского комсомола». Первыми на этот призыв откликнулись комсомольцы-строители метзавода. Секретарь комитета комсомола Райтман сообщал в газете «На Сталинском пути»: «Наша молодежь на строительство танковой колонны отдает двух- и трехдневный заработок. Вера Кушнарева внесла 50 рублей. Организовали воскресник. Уже перечислено на счет колонны 3 000 рублей. Комсомольцы решили довести эту сумму до 7 000 рублей». Пенсионер, инвалид труда, Лисьих и 70-летний С. Сахневич внесли по 25 рублей наличными.

Осенью 1942 года хлеборобы Еткульского и Чебаркульского районов предложили собрать деньги на постройку танковой колонны «Челябинские колхозники». Первыми собрали 2 340 рублей в колхозе «1 Мая» Звягинского сельсовета. Учителя и ученики Непряхинской школы собрали на танковую колонну 2 063 рубля наличными и 2 230 рублей облигациями. В Чебаркульской средней школе 2 500 рублей. В райпромкомбинате собрали в первый день 1 580 рублей. Часовой мастер Марченко внес 80 рублей, технорук Рябоконь и пилоправ Еремин по 60 рублей. Коллектив Непряхинского прииска внес 16 360 рублей. Всего по области было собрано 90 миллионов рублей.

На эти деньги на Челябинском тракторном заводе сделано 150 танков Т-34 сверх плана и в неурочное время. Танки участвовали в завершающем этапе разгрома группировки врага под Сталинградом. Бригада нанесла удар, в результате которого окруженная группировка Паулюса была расчленена на две части — северную и южную. В ознаменование этого события на западных скатах Мамаева кургана установлен танк Т-34, на башне которого написано «Челябинский колхозник».

В феврале 1943 года начался сбор средств на танковую бригаду Особого Уральского корпуса, которая впоследствии получит № 244. В целях быстрого сбора средств и выявления добровольцев в районе была создана оперативная комиссия под председательством первого секретаря РК ВКП (б) И.Л. Баландина. Срок был один месяц. Поэтому 4 марта было проведено собрание партактива, а 6 марта во всех колхозах, совхозах и предприятиях открытые партийные собрания по сбору средств и выявлению добровольцев. В течение месяца было собрано 2 млн. 738 тыс. рублей. Особенно хорошо прошел V сбор средств на Чебаркульском метзаводе, где было собрано свыше 2 млн. рублей, за что из Москвы пришла телеграмма следующего содержания: «Директору завода т. Карпенко, парторгу ЦК ВКП(б) т. Завражному, кузнецам: Власову, Полякову, Базарову, Терепенину, Ильиной: прошу передать рабочим, работницам и служащим завода, собравшим 2 072 839 рублей на строительство танковых колонн «Металлург» и «Челябинский колхозник» мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин». Аналогичную телеграмму за подписью Сталина получил адвокат Чебаркульского нарсуда Илья Петрович Ратнер, сдавший 10 тысяч наличными, на 3 тысячи рублей облигациями и 10 рублей серебром.

Рабочие завода Донцовы внесли 3,8 килограмма серебряных бытовых изделий. Их примеру последовали Белобородько и другие. Всего по области было собрано 56,4 млн. рублей. На эти средства были изготовлены танки, орудия, минометы, пулеметы, противотанковые ружья, автомашины и бронемашины, трактора и тягачи.

Поступило 49 577 заявлений от добровольцев. В бригаду зачислено 2 927 человек. Чебаркульскому району предлагалось набрать 50 добровольцев, а поступило заявлений 764. Бюро РК ВКП(б) на специальном заседании отобрало необходимое количество лучших добровольцев. Среди них 14 рабочих Чебаркульского метзавода: Фатим Абубакиров, Василий Алчебаев, Григорий Андреев, Семен Вагайцев, Иван Кадейкин, Павел Коваленко, Леонид Кулаков, Сергей Логачев, Эммануил Лысенко, Афанасий Мещерин, Василий Москалев, Радер Мустафин, Петр Онищук и Акажанов (фамилии добровольцев установил А. Н. Чаплин). Среди добровольцев был и Михаил Александрович Воинов, 18-летний токарь инструментального завода №2, эвакуированного из Москвы в поселок Опытной станции. Эти и другие добровольцы из Чебаркульского района вместе с Особым танковым корпусом боевое крещение получили в тяжелых боях на Курской дуге и закончили свой фронтовой путь в Праге.

Доказательством нерушимого единства фронта и тыла является развернувшийся сбор теплых вещей, коллективных и индивидуальных подарков к новому году знаменательным датам, революционным праздникам. В военное время южноуральцы 17 раз направляли посылки на фронт.

Министр внешней торговли, бывший в то время первым секретарем Челябинского обкома партии Н. С. Патоличев писал: «Тыл отдавал все для фронтовиков: и хлеб, и одежду, и табак. Все это в тылу было по карточкам, но труженики тыла ухитрялись выкроить из своего скудного пайка, чтобы послать посылочку на фронт совершенно незнакомому солдату. Самим было голодно, а слали. На фронт отправляли собственные валенки, телогрейки». Эти подарки были так же дороги и необходимы солдатам, как снаряды, патроны, пушки и танки. Они напоминали бойцам, что о них помнят, их ждут с победой. Сбор теплых вещей и подарков находился в центре внимания партийных организаций. Председателями комиссий по сбору всегда назначались секретари РК ВКП(б) Коннов, Носов, Богатырев и т. д.

Вероятно, не было семьи, которая бы не участвовала в сборе теплых вещей или подарков фронтовикам. Поэтому назовем некоторые коллективы и фамилии отдельных чебаркульцев, кто первым организовывал или начал осуществлять это благородное дело. В газете «На Сталинском пути» от 6 августа 1941 года сообщалось, что комсомолки Пьянкина и Севостьянова начали сбор теплых вещей среди колхозников артели имени Карла Маркса. В этой же газете от 18 октября А. Сафонова рассказывала, что в комиссию по сбору теплых вещей поступает, кроме валенок, носков, фуфаек и полушубков, много шерсти. Колхозники «Хлебороба» сдали 49 кг. шерсти, «Авангарда» — 40 кг., «Красной Нивы» — 250 кг. и 126 кг. овчин, из 2 Ключевского сельсовета — 172 кг. шерсти. Особенно хорошо проходил сбор теплых вещей на Непряхинском прииске: от них поступило 18 овчин, 20 пар носков, 17 пар валенок, 4 фуфайки и трое теплых брюк, несколько пар теплого нательного белья.

В Чебаркуле одним из первых сдал ватную куртку, шапку-ушанку и пару теплого белья секретарь партбюро завода Яров. Его примеру последовал Похило, сдавший шерстяное одеяло, теплый джемпер и пару теплого белья, Рязанов — валенки, Полищук — ватную куртку. Всего на центральную базу от метзавода сдано 21 шерстяное одеяло, 21 ватная куртка, 15 ватных брюк, 4 пары валенок, много шапок и пар теплого белья.

В колхозе имени Тельмана (2-я Ключевка) сбор теплых вещей организовала комиссия в составе учителей Лидии Павловны Мутовкиной, Анны Гавриловны Филипповой и секретаря сельсовета П. И. Лоскутова. Пример показал Павел Иванович. За ним, Федоров сдал пару хороших меховых рукавиц и шерсти на валенки, И. П. Дмитриев сдал выделанную овчину и шерсти на валенки. 65-летняя мать красноармейца Пешкова Пелагея Владимировна связала две пары шерстяных носков и сдала шерсти на валенки, Анастасия Дмитриевна Михайлова сдала две выделанные и черненные овчины, а Мария Леонтьевна Федорова — пару варежек, большую кожу и шерсти на валенки, Мутовкина — шерсть на валенки. Всего по колхозу было собрано 20 пар шерстяных носков, 42 пары варежек, один тулуп, 14 овчин и шерсти на 70 пар валенок.

Колхозники сельхоз артели «Ленина» собрали 53 кг. шерсти, «Красной Армии» — 83 кг., «8 Марта» — 49 кг., «Пламя» — 50 кг. и 3 овчины, из Мисяшского сельсовета поступило 2 полушубка, 2 пары валенок, 4 теплых фуфайки, свитер, из Медведевского сельсовета — 2 полушубка, 1 пара валенок, 9 пар варежек, из Поповского сельсовета — 100 кг. шерсти, 3 овчины, 20 пар рукавиц, 40 шапок. Всего по району в 1941 году собрано 1 456 кг. шерсти, 700 шт. овчин, 117 шапок, 877 пар носков и варежек, 96 полушубков, 46 пар валенок. Кроме этого, из собранной шерсти и овчин скатана 461 пара валенок и сшито 114 полушубков в мастерских райпромкомбината, артели «Промысловик» и артели «Заря».

Вся готовая теплая одежда сдавалась на областной центральный склад, а оттуда специальными эшелонами переправлялась в действующую армию. В 1942 году было собрано столько теплых вещей для фронтовиков, что пришлось их везти на трех автомашинах.

Если инициаторами сбора теплых вещей были трудящиеся Челябинского тракторного завода, то энергетики ЧГРЭС решили первыми послать подарки к новому, 1942 году. Чебаркульцы горячо поддержали инициативу рабочих ЧГРЭС и начали сбор средств на подарки. Зав. общим отделом РИКа Шестакова в начале декабря сообщила через газету, что организацией новогодних подарков занимается Стародубцева, которая сама внесла 50 рублей. Всего в райисполкоме собрано 500 рублей, среди жен военнослужащих — 1 200 рублей. В посылке будут теплые перчатки, туалетное мыло, носовые платки, пряники, сливочное масло и т. д.

1 февраля 1942 года бюро РК ВКП(б) рассматривало вопрос о сборе подарков к 24-й годовщине Красной Армии, а в феврале утверждена комиссия по сбору подарков к 8 Марта. Так же собирались подарки к 1 Мая и 7 ноября.

Всего за годы войны по области было собрано и отправлено воинам Красной Армии 613 вагонов подарков, то есть в среднем за раз по 42 вагона. Фронтовики на заботу тыла отвечали письмами, которые были обращены к землякам и публиковались в газете «На Сталинском пути». Например, бывший председатель колхоза «Красный Восток» А. В. Антонов писал: «Два раза я вместе с частью вступал в бой, представлен к награде, обязуюсь бить еще сильнее, мстить за слезы матерей». И закончил письмо обращением к колхозникам, чтобы дрались за каждый килограмм хлеба на уборке урожая. Всенародная любовь к Красной Армии проявилась в помощи семьям фронтовиков, и в заботе о раненых, инвалидах войны. Чебаркульцы сдавали молоко для госпиталей, тимуровцы помогали инвалидам войны и вдовам.

Чебаркульцы в суровые годы войны делали все возможное, чтобы обеспечить Красную Армию всем необходимым. Тем самым внесли свой бесценный вклад в общую победу над врагом.

Автор: Запевалова Т.В., директор «Краеведческого музея»