Для просмотра меню нажмите ПЛЕЙЛИСТ

Партнер ПартнерПартнер









 

 

Удивительный Сахалин (часть 3)

05.11.2016


За янтарем на восточное побережье



Третий день на острове. Так не терпится увидеть море, просто сил нет. Частенько задумываюсь: откуда в человеке эта мистическая тяга к морю-океану? Вроде бы враждебная стихия, или она первоначально была родной? И на каком-то подсознательном генном уровне эта информация просачивается и заставляет трепетать от восторга при виде плавной линии горизонта и набегающих на берег изумрудных волн с пенными барашками. Едем в г. Долинск, а оттуда в с. Стародубское, на восточное побережье к Охотскому морю. А вообще тут два моря: с северной и восточной части – холодное Охотское, а с южной и западной – теплое Японское. По дороге смотрю по сторонам, вертя головой как флюгер – не проглядеть бы чего. В отдалении тянутся гряды сопок, высокие есть, наверное, до тысячи метров и немного более того. Но в основном метров 600-800, наверное. На протяжении часа с небольшим постоянно пересекаем речки, речушечки, ручейки. Водная сеть настолько обширная, что диву даешься. И названия рек, не поверите: Чусовая, Белая, Березняки… Понятно, откуда пригнали переселенцев на остров, наши люди! Вышли из автобуса и сразу окунулись в морские запахи: рыбы, йода, водорослей и еще чего-то, чему я не нашла определения. До берега несколько минут бодрого хода и – вот оно – Охотское море! А рядом – рыбачий поселок.
На берегу рваные сети, какие-то банки, бутылки и всякий мусор. Увы, человеческую цивилизацию всегда и везде можно узнать по вполне определенным признакам, при этом не важно, в какой части страны ты находишься. Ну, здравствуй, дорогое мое Охотское море! Всего-то сорок лет прошло с момента нашей последней встречи. Вода холодная, градусов 12-13, не больше. Плюс к этому - весьма освежающий, временами просто пронизывающий, ветер. Комфорт весьма относительный. Ну ничего, главное – хорошая одежда! Тут и там из воды торчат каменные глыбы, а на них целые колонии мелких ракушек в пределах водной досягаемости. Сидят себе дружненько, омывают их волны. Смотрю, метрах в 50 от берега на камнях вроде живое что-то, темное, гладкое и крупненькое такое. Оказалось, – нерпы на камни вылезли, – греются на солнышке, лежат себе на брюшках в виде упитанных лодочек: мордочка и задняя часть тела вверх поднята. Как и равновесие держат, не понятно. Пыталась сфотографировать, но далековато, расплывчато получилось, хотя понять, что там снято, можно.
Но ехали мы в Стародубское не только на морские виды полюбоваться. Была еще одна цель – сахалинский янтарь. Еще Овидий, древнеримский поэт, называл янтарь застывшими слезами Гелиад – дочерей Солнца. Эта обкатанная морем, застывшая в незапамятные времена смола древних сосен, как магнит, притягивает к себе взгляды и …руки. При виде отблескивающих на солнышке, ярких темно-оранжевых капелек среди выброшенной на берег штормом ламинарии и песка, понимаешь, что в тебе живет весьма азартный старатель. Отключаешься от всех посторонних мыслей, хватаешь палочку – рогульку и начинаешь с азартом копаться в кучах морской травы и, что греха таить, мусора.
Вот и первая добыча – маленький, с ноготок, гладкий, просвечивающий на солнце и очень теплый на ощупь, янтарик. Аж дух захватило, красота какая. Тут же начинаешь копать снова. Время летит не заметно. По глупости складываю добычу в карман кожаной куртки, не зная, что вечером сей процесс выйдет мне боком, потому что туда же с моей легкой руки попадают симпатичные мелкие ракушки и камешки. Надо сказать, что сахалинский янтарь намного темнее прибалтийского. Мне пояснили, что темный цвет его зависит от примеси каменного угля, пласты которого располагаются недалеко от берега, почти рядом с пластами янтаря. И действительно, окатанные кусочки каменного угля встречаются даже чаще, чем крупинки солнечного камня. Янтарь мелкий, самая весомая моя находка чуть крупнее ногтя большого пальца на руке, но от этого ощущение восторга меньше не становится. С трудом отрываюсь от промысла, неплохо бы и пообедать. Устраиваемся в затишке, среди прибрежных трав, рядом с бывшим рыбозаводом.
Увы, от него остался полуразвалившийся пирс и какой-то сарай внушительных размеров, тоже с явными признаками полного запустения. То ли рыбы меньше стало, то ли квоты на вылов резко сократили, но рыбный промысел тут умирает. Местные рыбаки ставят сети в частном порядке, потом продают улов. Мы купили пару свеженьких, только что выловленных, горбуш у какого-то товарища в длинном рыбацком плаще, по 120 рублей за штуку. Перед отъездом в Южно-Сахалинск, я сняла обувь и попыталась залезть в воду по колено, дальше мужества не хватило – вода была достаточно холодной.
Правда, Охотское море рассудило иначе и от всей души плюхнуло в меня волной, замочив почти по пояс. Пришлось охнуть от восторга и быстренько ретироваться на берег. Благо, запасная одежка присутствовала в рюкзаке, и очень пригодилась. По приезду домой, я достала из большого кармана добычу и, хм, пошла этот самый карман отмывать от не совсем приятных ароматов. Но настроения это совершенно не испортило, главное - приличный кулечек янтаря набрался. Сейчас, уже спустя год, достаю его и вспоминаю морское побережье, холодные чистые волны с барашками пены, чаек, нерп… И хочется обратно. Стоит раз посетить Сахалин, и влюбляешься в него на всю оставшуюся жизнь.



Продолжение следует…



Автор: Заигралина Марианна